50 лет
со дня основания

  • >
  • Ложное и истинное наследие Петербурга: колокольня Смольного собора и памятники Охтинского мыса

Ложное и истинное наследие Петербурга: колокольня Смольного собора и памятники Охтинского мыса

В четверг, 8 октября, в пресс-центре «Интерфакса» состоялся круглый стол в онлайн-формате, посвященный проблеме сохранения культурного наследия Санкт-Петербурга. Видные специалисты в области сохранения историко-культурного наследия, юристы, археологи, историки архитектуры и другие эксперты обсудили во взаимной связи две темы: возможность сохранения археологических памятников на территории Охтинского мыса и идею возведения колокольни Смольного монастыря по первоначальному замыслу Бартоломео Растрелли. Инициатором мероприятия выступил СПб ВООПИиК. Накануне организация опубликовала заявление о катастрофической ситуации с археологическими памятниками на Охтинском мысу.

Участники круглого стола сошлись во мнении, что ценности Охтинского мыса заслуживают тщательного сохранения и охраны, несмотря на отсутствие официального статуса памятника федерального или регионального значения. По мнению специалистов, это единственное место, где в таком объеме сохранились артефакты Петербурга допетровского времени.

Напомним, археологи обнаружили на Охтинском мысу комплекс памятников, в числе которых шведская крепость Ниеншанц (основана Карлом IX в 1611 году), шведское укрепление Ландскрона (основана в 1300 году) и Мысовое городище (укрепленное новгородское XIII века). Объекты занимают около 80 % территории мыса, их общая протяженность превышает 1 км, а высота местами достигает четырех метров.

Сейчас эта территория находится в собственности ПАО «Газпром нефть». Часть территории в устье Охты получила статус выявленного объекта культурного наследия. В начале марта компания объявила результаты международного конкурса на разработку общей архитектурной концепции развития Охтинского мыса. По замыслу японского архитектурного бюро Nikken Sekkei там должен быть построен многофункциональный комплекс из двух 28-метровых зданий и обустроен парк на набережной Невы. В «Газпроме» заверили, что «проект учитывает богатый исторический контекст Петербурга и района Охты и имеющиеся ограничения на участке и не затрагивает охраняемую территорию».

Градозащитник Павел Шапчиц представил актуальную информацию о существующих судебных процессах по Охтинскому мысу. Так, 6 октября Санкт-Петербургский городской суд приостановил производство по делу о предмете охраны объекта до рассмотрения дела о его включении в реестр и утверждении границ в Верховном суде РФ.

«Мы не вполне согласны с такой логикой суда, поскольку решение вопроса о границах никак не предопределяет решение другого суда по делу о предмете охраны. Это разные предметы спора, и дела могли бы рассматриваться параллельно», – подчеркнул Шапчиц.

В августе текущего года Верховный суд РФ оставил в силе приказ Министерства культуры РФ от 6 марта 2019 года № 250, определяющий границы объектов культурного наследия на Охтинском мысу. Согласно документу, охраняться будет лишь малая часть исторической территории, а остальную разрешено застраивать. В мае Павел Шапчиц вместе с депутатом петербургского ЗакСа Борисом Вишневским подали иск о признании приказа недействительным в связи с тем, что выводы историко-культурной экспертизы Айрата Ситдикова кардинально расходятся с выводами судебной экспертизы 2010 года и государственной историко-культурной экспертизы, выполненной в 2013–2014 годах по заказу петербургского отделения ВООПИиК. Еще одним основанием для оспаривания приказа Минкульта стало то, что он не был опубликован.

«Мы полагаем, что жесткий отказ суда рассматривать доводы по экспертизе Сидтикова продиктован желанием побыстрее вынести отказное решение и явной неспособностью ответчика объяснить противоречия и грубейшие ошибки в этой экспертизе», – добавил градозащитник.

Старший научный сотрудник отдела славяно-финской археологии ИИМК РАН, заместитель директора АНО «Научно-исследовательский институт культурного и природного наследия» Петр Сорокин напомнил, что во время раскопок в 2006–2010 гг. на Охтинском мысу был выявлен целый комплекс памятников. Он убежден, что эту территорию государство должно полностью взять под охрану и организовать там археологический музей. 

По его словам, экспертиза, подготовленная в Казани, совершенно не учитывает те объемы и масштабы памятников, которые реально сохраняются на Охтинском мысу, и направлена не на сохранение памятников, а на обеспечение возможности застройки этой территории.

Существующие проекты по освоению Охтинского мыса предлагают различные варианты сохранения археологических объектов, музеефикации, создание археологического парка, где можно было бы экспонировать все сохранившиеся объекты на поверхности, которые и представляют самую большую ценность этого места. Для начала, считает Сорокин, необходимо убрать забор, благоустроить эту территорию – и временно превратить ее в городской сквер, а дальше действовать в рамках проектных решений.

Общую точку зрения наиболее четко сформулировал заместитель председателя Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга, председатель Ассоциации экспертов по проведению государственной историко-культурной экспертизы Михаил Мильчик. Он отметил, что Охтинский мыс – это единственный памятник пра-Петербурга, и ничего подобного нет на всей территории города.

«Если мы позволим строительство с разрушением основной части открытых крепостей, то мы просто этого памятника лишимся», – заметил эксперт.

В ходе круглого стола эксперты раскритиковали идею возведения 140-метровой колокольни Смольного монастыря и поставили под сомнение возможность реализации этого проекта по задумке Растрелли. Ранее его представил Фонд содействия строительству культовых сооружений Русской православной церкви в Петербурге, который также связывают с газпромовской структурой.

Как отметил Мильчик, колокольня не была построена при жизни Растрелли – автора проекта, следовательно любое строительство на территории ансамбля Смольного собора будет считаться новым. В отдельных редких случаях закон допускает только воссоздание утраченных построек. Еще одна важная особенность создания многих сооружений заключается в том, что первоначальный проект может сильно отличаться от реального сооружения.

«Очень часто реализация отличается от проекта: это называется изменением замысла в процессе строительства. Великие архитекторы меняли многие детали, многие элементы, когда здание сооружалось. В этой ситуации ни о каком изменении замысла в процессе строительства речи быть не может. Как бы выглядела колокольня, если бы она была построена, сегодня не скажет никто», – поделился историк.

Также он заметил, что в течение XVIII–XIX в Петербурге сложилось система вертикалей, или доминант. Колокольня существенно бы разрушила эту систему: ее высота превысила бы высоту знаменитой колокольни Петропавловского собора и убила бы значение этого ансамбля.

С ним согласился заместитель председателя петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов, отметив, что панорама Смольного собора и так не просматривается, а колокольня, согласно проекту Растрелли, должна находиться перед собором.

Против идеи постройки колокольни Смольного монастыря выступил и историк архитектуры, доктор искусствоведения Андрей Пунин.

«Растрелли сделал колокольню чрезвычайно высокой и башнеобразной, резко отличной от обычных колоколен русских монастырей. Но проектное решение не было реализовано, поэтому, я считаю, что заново строить то, что никогда не было построено было бы несколько авантюрно».

Мнение коллег поддержал историк архитектуры Борис Кириков. По его словам, сейчас можно только догадываться, какой бы в итоге получилась колокольня при Растрелли, вместе с тем промежуточный проект для строительства не годится, а документальных оснований для точного воссоздания просто не существует. Кроме того, у Смольного собора есть охранная зона, в пределах которой по действующему законодательству нельзя вести новое строительство.

В ходе мероприятия Кириков высказал смелое предложение: если заботиться о Смольном монастыре, как о бесспорном шедевре петербургского зодчества, то нужно не строить колокольню, а, наоборот, снести целый ряд зданий, которые мешают восприятию ансамбля, в том числе дом с башней около Музея воды, дом на Большеохтинском проспекте, некоторые дома на Шпалерной улице. Завершая выступление, историк высказал неожиданную идею: все-таки построить колокольню, только в другом месте, к примеру, рядом с «Экспофорумом» или «Лахта центром».

 

Презентация Петра Сорокина «Археологические памятники и перспективы создания археологического парка на Охтинском мысу»

Полная запись круглого стола от 8.10.2020 г. «Наследие ложное и истинное: колокольня Смольного собора или памятники Охтинского мыса - что выбирает Петербург?» в «Интерфакс-Северо-Запад»

Сообщите о угрозе памятнику