50 лет
со дня основания

  • >
  • Александр Марголис на Радио России: о визите комиссии ЮНЕСКО и судьбе важнейших памятников Петербурга

Александр Марголис на Радио России: о визите комиссии ЮНЕСКО и судьбе важнейших памятников Петербурга

Во время предыдущих выступлений председателя петербургского отделения ВООПИиК Александра Марголиса в программе о петербуржцах и жителях Ленинградской области «Пулковский меридиан» были затронуты многие аспекты, связанные с градозащитным движением Санкт-Петербурга, но некоторые сюжеты остались за рамками беседы. В итоговом разговоре уходящего 2019 года Александр Давидович коснулся в том числе и этих тем. Приводим выдержки из интервью, полная версия которого доступна по ссылке.

О визите в Петербург комиссии ЮНЕСКО в 2019 году

– Визит комиссии ЮНЕСКО стал одним из самых значимых событий уходящего года. Эксперты посетили Петербург еще в марте, и, конечно, мы должны знать, что они выявили, какие дали рекомендации. В 1990 году исторический центр нашего города и пригороды были объявлены объектом всемирного наследия, и правительство взяло на себя соответствующие обязательства. Поэтому любые контакты с ЮНЕСКО должны широко освещаться.

Комиссия всесторонне исследовала состояние культурного наследия нашего города. Специалисты работали вдумчиво и не один день. Также известно, что еще летом из Парижа был представлен официальный отчет этой комиссии, который как положено по протоколу поступил в Правительство России. Из Москвы в Петербург выводы были направлены в начале осени. Сейчас декабрь. Итак, возникает вопрос, что выявила комиссия? Какие рекомендации от нее последовали? И, наконец, что мы будем делать в связи с этими рекомендациями? Вопросы повисают в воздухе, однако мои коллеги – градозащитники из Национального комитета ИКОМОС, сумели получить из Парижа текст этого отчета на французском языке и сами его перевели. К сожалению, им невозможно пользоваться как официальным документом, поскольку это прерогатива государственной власти.

Тем не менее, мы знаем, что написано в этом отчете. Честно сказать, там, прежде всего, выражается серьезная обеспокоенность состоянием культурного наследия в нашем городе. Обращается внимание на то, что новое строительство в Петербурге осуществляется некорректно. С нарушением правил и обязательств, которые брала на себя наша страна. И в частности речь идет о негативном влиянии на культурное наследие застройки возле Пулковской обсерватории. Это у них пункт номер один.

Дальше речь идет о застройке в непосредственной близости от Чесменского дворца и возле усадьбы Александрино. Между прочим, эксперты ЮНЕСКО рассматривали не только город, а и Ленинградскую область, потому что границы объекта всемирного наследия не совпадают с административными границами Петербурга. В том числе там написано о Колтушах – это территория Института физиологии имени И. П. Павлова, попадающая в объект.

Еще одно замечание касается угроз акватории Невы, – проект строительства Дворца бракосочетаний в створе Таллинской улицы на Охте. То есть помимо общей оценки неблагополучного состояния, сказано, что у нас до сих пор не определены буферные зоны памятников и не существует организационного центра, который бы занимался управлением объектом всемирного наследия. У меня возникает вопрос: почему подобные рекомендации нужно содержать как бы с грифом «совершенно секретно»? Почему об этом внятно не рассказать, по крайней мере, петербуржцам? Хотя судьба Петербурга волнует не только тех, кто здесь живет. Так что это один из самых острых вопросов уходящего года: результаты экспертизы, публикация отчета и ответы на вопросы, что мы будем делатьв связи с тем, что ЮНЕСКО обратило наше внимание на эти проблемы. Или не будем делать ничего, что в последние годы стало обычной практикой для московских и петербургских властей по отношению к рекомендациям ЮНЕСКО. Мы не выходим из организации, дорожим гордым именем объекта всемирного наследия, но правила, которые вытекают из этого статуса, соблюдать не намерены.

gov.spb.ru

О преимуществах города в статусе объекта всемирного наследия

– Преимущества, прежде всего, имиджевые. Международный туризм является одним из серьезных источников дохода для Петербурга. Понятно, что статус объекта всемирного наследия серьезно поднимает наши туристические акции, а если мы лишимся это звания, они пойдут вниз. Это только один из моментов.

Недостаток информации, догадки, слухи, намеки, правда или полуправда – все это характерно не только для ситуации с результатом визита комиссии ЮНЕСКО. В Петербурге есть несколько объектов, судьба которых вызывает повышенное внимание и тревогу градозащитного сообщества. А информации об этом действительно мало.

Сложная судьба Почтового квартала, СКК и Конюшенного ведомства

– Действительно по острейшим вопросам, касающихся судьбы наследия, мы не имеем адекватной информации, и сокрытие этой информации становится обычной практикой. Например, судьба Конюшенного ведомства. Который год этот вопрос находится в центре всеобщего внимания. В этом году прошла выставка альтернативных проектов дальнейшего использования замечательного памятника. Тишина необычайная. Выставку как специально устроили в разгар летнего сезона, чтобы как меньше людей ее посетили. Какие итоги, что будет дальше? Вопрос есть, ответа нет.

Что касается Почтового квартала, напомню, речь идет об историческом центре города в буквальном смысле. То есть это Главпочтамт и примыкающие территории от Конногвардейского бульвара до набережной Мойки. Существует замысел тотальной реконструкции этой территории, которая коснется самого здания Главпочтамта – это памятник истории и культуры, здания бывшей Реформаторской церкви, которую превратили в памятник конструктивизма на рубеже 1920–1930-х годов, а также исключительно важного для Петербурга памятника – квартиры Ломоносова, и так далее. Как мыслится эта реконструкция? Какие приемы там будут использоваться? На примере СКК «Петербургский» мы знаем, что для наших чиновников и застройщиков подчас значит слово «реконструкция». Это просто снести и построить в этом месте что-то новое. В общем, нужно вносить ясность, говорить: что решено там делать, существуют ли альтернативные взгляды на этот предмет… Но эти примеры можно множить.

Проект Апраксина Двора и воссоздание Большой оранжереи Таврического сада

– До сих пор неизвестна судьба Апраксина двора – важнейшей для исторического центра города территории. Какой из многочисленных проектов был принят и принят ли вообще, или вопрос отложен в долгий ящик?

Еще одна тема – Таврический сад. Якобы принято решение воссоздать там Большую оранжерею. Действительно в конце XVIII века, в царствование Екатерины Великой, такая оранжерея существовала и была известна во всей Европе, но потом она исчезла. Что собираются делать сейчас? Будут пытаться воссоздать екатерининскую оранжерею, но тогда возникает вопрос, на основе каких материалов?

Обилие таких вопросов, на которые мы не имеем внятных ответов, очень настораживает. Очень часто, когда все это происходит в тиши кабинетов под покровом секретности, потом город узнает о чем-то немыслимом и вынужден встать на дыбы, пытаясь остановить уже начатый процесс. Мы знаем, что понастроили на западной границе сада в последнее десятилетие, поэтому вероятность продолжения этой застройки не может не беспокоить.

Одним словом, вроде бы при Правительстве города существует Совет по культурному наследию, который и должен рассматривать такие крупные принципиальные темы, но в последние два года было принято решение созывать его один раз в квартал. На практике в этом году Совет собрался только дважды.

Думаю, что в 2020-м усилия градостроительной общественности в значительной степени будут направлены на это направление. Никакого умолчания и максимальная открытость. Любой крупный вопрос должен стать предметом общественного обсуждения на основе достоверной информации. Между прочим, это касается и парка «Тучков буян». Летом мы все были в несколько ошарашенном состоянии, когда президент Владимир Путин вдруг поддержал предложение губернатора Александра Беглова не строить Судебный квартал, а разбить на этом месте парк. Мне такое развитие событий показалось правильным, тем более что в довоенные годы существовал проект создания парка на этой территории. Но дальше опять никакой внятной официальной информации. Собираются объявить международный конкурс на проект парка, но любой профессионал знает, что никакого конкурса быть не может, если нет задания. Что собираются заказать этим светилам паркостроительства со всего мира? На этот счет никакой определенной информации я не имею. Мы будем настаивать на том, чтобы карты были раскрыты. И мы должны понимать, что власть хочет иметь на этой важнейшей территории на набережной Малой Невы.

gov.spb.ru

Музей обороны и блокады Ленинграда останется в Соляном городке

– Есть вещи, которые не могут нас не радовать в этом году. В частности мы сумели убедить власти в необходимости развивать Музей обороны и блокады Ленинграда в его историческом месте – в Соляном городке. Нас услышали и поддержали. Отказались от абсолютно ошибочного пути строить новый комплекс зданий музея на Смольной набережной. Но дальше… Сейчас мы видим нарастающее общественное движение в защиту этой территории на набережной Невы, этой зеленой зоны, где собирались строить новое здание Музея обороны. Как говорят люди, может быть, они вообще собираются уничтожить эту зеленую зону и застроить ее коммерческой недвижимостью. Опять-таки – раскройте карты, объясните, что там будет. В частности были слухи, что именно туда и переедет Судебный квартал, то есть здания Верховного суда будут строить теперь на этой территории. Так этот или нет, чье это мнение, какая реакция по этому поводу у Кремля – тишина. В такой обстановке любому петербуржцу очень тяжело чувствовать себя полноценным гражданином.

Но не так устроены наши горожане. Например, история с СКК, – наперсточники работали на этом направлении. Итак, замечательный дворец спорта, но он нуждается в реконструкции, осовременивании, улучшении. И было получено одобрение, но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что это никакая не реконструкция, что авторы затеи попросту хотят снести существующий СКК и построить на его месте нечто новое, причем ни с кем не договаривались. Все идет, что называется, тихой сапой и без афиширования. Но, к сожалению, первые же шаги, сделанные в этом направлении, были настолько вопиющими, что не могли не обратить на себя внимание. Сейчас за забором действительно полным ходом идет демонтаж основных конструкций. Началось общественное движение, которое пока еще не имеет такого грандиозного размаха как движение против башни «Охта-центра», но, думаю, что не за горами и такой масштаб сопротивления. Люди не понимают, что происходит. Договаривались вроде об одном, а выходит нечто совершенно иное. Так с петербуржцами обращаться нельзя.

Сообщите о угрозе памятнику